Карциноматоз брюшной полости форум

Новый метод лечения канцероматоза брюшины

Карциноматоз брюшной полости форум

Ежегодно во всем мире многие пациенты сталкиваются с диагнозом «канцероматоз брюшины». К ним относится целый ряд онкологических заболеваний – в том числе и пациенты с такими относительно редкими заболеваниями как злокачественная мезотелиома и псевдомиксома брюшины (ПМБ).

Однако намного чаще канцероматоз брюшины возникает в результате распространения метастазов при первоначальном рака яичников или желудка, например.

Еще не так давно канцероматоз брюшины было крайне сложно лечить, так как болезнь развивается агрессивно, у пациентов развивался тяжелый асцит, качество жизни значительно ухудшалось и прогноз у таких пациентов был крайне неблагоприятным.

К счастью, методы лечения подобных тяжелых диагнозов, таких как эрозивный бульбит, все время развивается и совершенствуется.

Один из таких новых методов лечения заключается в хирургическом удалении всей видимой опухоли из брюшной полости с последующим промыванием «горячей химиотерапией».

Медицинским языком это называется «циторедуктивная операция» (ЦРО) и «гипертермическая интраперитонеальная химиотерапия» (hyperthermic intra-peritoneal chemotherapy).

Если объяснить все проще, то по сути это хирургическое удаление всех доступных (видимых) участков опухоли, а все остаточные раковые клетки затем уничтожается с помощью высокоактивной химиотерапии, которая заливается в брюшную полость, по сути это применение химиотерапии местно.

Что примечательно, химический препарат подогревается до 41 градусов с помощью специального устройства, и таким образом повышается его эффективность и шанс уничтожить все раковые клетки.

Благодаря такому комплексному подходу онкологи добиваются значительного увеличения продолжительности жизни и снижают риск рецидива болезни, и в некоторых случаях улучшается качество жизни пациента.

Так как HIPEC весьма агрессивная процедура, существует множество факторов, которые влияют на целесообразность применения этого протокола для каждого отдельного пациента. Именно поэтому проводить лечение должны профессионалы, специализирующие на этой процедуре, а подбирать мультидисциплинарный центр, авторизированный ее проводить, нужно доверить только компетентным медицинским координаторам.

Понятно, что HIPEC  – вмешательство достаточно масштабное, длительность операции колоссальна (может занимать до 10 часов под общим наркозом) и даже само описание протокола выглядит пугающе – применяются токсичные препараты, хирургическая часть больше напоминает разбор конструктора, в процессе даже участвует электрический ток.

Однако наш опыт показал, что применение HIPEC усложняет процесс восстановления после операции не критично, а долгосрочная польза для пациента очевидна – этот неоднозначный протокол может быть очень эффективным инструментом спасения жизни и здоровья даже в крайне тяжелых случаях.

При этом добавление HIPEC к стандартному хирургическому лечению не приводило к росту уровня осложнений или числа смертей, связанных с проводимым лечением. 

Для каких пациентов подходит?

HIPEC-лечение в настоящее время считается стандартом медицинской помощи во многих странах для пациентов с мезотелиомой, псевдомиксомой брюшины и пациентами с раком брюшины, первично вызванной колоректальной опухолью. Некоторые клинические центры также применяют HIPEC по другим показаниям, например, при канцероматозе брюшины при первичном раке желудка или яичников.

, наглядно демонстрирующее применение HIPEC:

Ниже мы подготовили и перевели резюме исследования, которое было опубликовано в январе 2018 года в медицинском журнале The New England Journal of Medicine, результаты которого указывают на существенное повышение выживаемости пациенток с распространенным раком яичников, получавших лечение HIPEC. И по результатам, в среднем пациентки, получавшие лечение в сочетании с HIPEC, жили на 12 месяцев дольше, чем пациенты без проведения HIPEC.

Исследование было проведено в Нидерландах доктором Виллемин ван Дрил и командой ученых, специализирующихся на данной проблеме.

По словам онкохирурга доктора Игнаса де Хингх, президента Голландской группы по перитонеальной онкологии, это исследование является крупным шагом вперед в лечении рака яичников.

«Это весьма обнадеживающий результат, и в настоящее время мы ищем способы внедрения данного метода лечения в голландскую систему здравоохранения».

Традиционно лечение впервые выявленного рака яичников на поздних стадиях обычно включает проведение циторедуктивной операции и системной химиотерапии.

И данное исследование проводилось с целью понять, позволяет ли проведение гипертермической интраперитонеальной химиотерапии (HIPEC) в качестве дополнения к интервальной циторедуктивной операции улучшить прогнозы у пациенток, получающих неоадъювантную химиотерапию по поводу эпителиального рака яичников III стадии.

В рамках многоцентрового открытого исследования III фазы авторы рандомизировано разделили 245 пациенток (с достигнутой стабилизацией заболевания после трех циклов химиотерапии карбоплатином и паклитакселом) на проведение интервальной циторедуктивной операции с или без назначения HIPEC с применением цисплатина. Рандомизацию проводили непосредственно во время хирургического вмешательства в тех случаях, когда полагали, что в результате операции можно достичь отсутствия видимых проявлений заболевания (полная циторедукция) или сохранения лишь одного или нескольких остаточных опухолевых очагов размером 10 мм и менее в диаметре (оптимальная циторедукция). В послеоперационном периоде проводили три дополнительных цикла химиотерапии карбоплатином и паклитакселом. Первичной конечной точкой была безрецидивная выживаемость. Общая выживаемость и профиль побочных эффектов были ключевыми вторичными конечными точками.

Результаты

По результатам анализа всех включенных пациенток, рецидив заболевания или смерти были зарегистрированы у 110 из 123 (89%) пациенток с выполненной циторедуктивной операцией без HIPEC (группа хирургического вмешательства) и у 99 из 122 (81%) пациенток с выполненной циторедуктивной операцией в сочетании с HIPEC (группа хирургического вмешательства плюс HIPEC).

Медиана безрецидивной выживаемости составила 10,7 месяца в группе проведения хирургического вмешательства и 14,2 месяца в группе проведения хирургического вмешательства плюс HIPEC. При медиане последующего наблюдения 4,7 года умерли 76 (62%) пациенток из группы проведения хирургического вмешательства и 61 (50%) пациентка из группы проведения хирургического вмешательства плюс HIPEC.

Медиана общей выживаемости составила 33,9 месяца в группе проведения хирургического вмешательства и 45,7 месяца в группе проведения хирургического вмешательства плюс HIPEC.

Доли пациенток с нежелательными явлениями 3 или 4 степени тяжести были сходными в двух группах лечения (25% в группе проведения хирургического вмешательства и 27% в группе проведения хирургического вмешательства плюс HIPEC).

Выводы

У пациенток с эпителиальным раком яичников III стадии HIPEC в качестве дополнения к интервальной циторедуктивной операции способствовала достижению более длительной безрецидивной выживаемости и общей выживаемости по сравнению с проведением только лишь хирургического вмешательства и не приводила к повышению частоты развития побочных эффектов.

Эффективность

В процессе последующего наблюдения продолжительностью 4,7 года у 209 из 245 (85%) был зарегистрирован рецидив заболевания или смерть пациента; медиана безрецидивной выживаемости была длительнее на 3,5 месяца в группе проведения циторедуктивной операции в сочетании с HIPEC по сравнению с группой проведения только лишь хирургического вмешательства (14,2 месяца относительно 10,7 месяца).

Вероятность безрецидивной выживаемости спустя 3 года составила 8% в группе проведения хирургического вмешательства и 17% в группе проведения хирургического вмешательства плюс HIPEC.  

Общая выживаемость составила 33,9 месяца в группе проведения хирургического вмешательства и 45,7 месяца в группе проведения хирургического вмешательства плюс HIPEC. Вероятность общей выживаемости спустя 3 года составила 48% в группе проведения хирургического и 62% в группе проведения хирургического вмешательства плюс HIPEC.

Безопасность и качество жизни

В целом у более чем у 95% пациенток из обеих групп возникло как минимум одно нежелательное явление вне зависимости от степени тяжести в период от момента рандомизации до 6-й недели после завершения последнего цикла химиотерапии.

Но между двумя группами не было зарегистрировано значимых различий в частоте развития нежелательных явлений любой степени тяжести.

Нежелательные явления 3 или 4 степени были зарегистрированы у 30 (25%) пациенток из группы проведения хирургического вмешательства и у 32 (27%) пациенток из группы проведения хирургического вмешательства плюс HIPEC.

В обеих группах лечения самыми частыми нежелательными явлениями 3 или 4 степени тяжести были боль в животе, инфекция и кишечная непроходимость. В группе хирургического вмешательства был зарегистрирован один случай со смертельным исходом в пределах 30 дней после проведения операции.

Резекция кишечника была выполнена 59 пациенткам: 30 пациенткам из группы проведения хирургического вмешательства и 29 пациенткам из группы проведения хирургического вмешательства плюс HIPEC.

Среди пациенток с выполненной резекцией кишечника колостомию или илеостомию чаще проводили пациенткам из группы проведения хирургического вмешательства плюс HIPEC (21 из 29 [72%] пациенток), чем пациенткам из группы проведения хирургического вмешательства (13 из 30 [43%] пациенток).

Общая длительность госпитализации составила 8 дней в группе проведения хирургического вмешательства и 10 дней в группе проведения хирургического вмешательства плюс HIPEC, включая 1 день пребывания в отделении реанимации и интенсивной терапии в соответствии с требованиями протокола. Период времени между завершением хирургического вмешательства и возобновлением химиотерапии после операции была сходной в двух группах (30 дней в группе проведения хирургического вмешательства и 33 дня в группе проведения хирургического вмешательства плюс HIPEC). Частота завершения всех трех циклов химиотерапии после хирургического вмешательства была также сходной в двух группах (90% в группе проведения хирургического вмешательства и 94% в группе проведения хирургического вмешательства плюс HIPEC соответственно).

Источник: https://patient-mt.ru/novosti-i-stati/novosti-kompanii/novyy-metod-lecheniya-kantseromatoza-bryushiny-/

Канцероматоз брюшины: лечение, срок жизни, симптомы и диагностика

Карциноматоз брюшной полости форум

Канцероматоз брюшины – это вторичные метастазы, поражающие плевру с брюшиной. Вторичный очаг считается опасным проявлением злокачественной патологии, снижающим шанс на выздоровление больному.

Канцероматоз не относят к отдельному заболеванию. Болезнь является серьезным последствием злокачественного новообразования в печени, поджелудочной железе либо матке.

Проявляется выраженными признаками онкологической интоксикации, потерей веса и асцитом.

Характеристика заболевания

Канцероматоз брюшной полости – это вторичный онкологический очаг, возникающий как следствие злокачественного процесса органов брюшины. Вторичный злокачественный процесс провоцирует метастазирование опухоли, развивающейся в органе малого таза или другого участка. Первичный очаг патологии при разрастании выпускает множественные метастазы в отдаленные участки организма.

Лимфогенный перенос аномальных клеток провоцирует развитие канцероматоза в брюшной полости и плевры с выраженными признаками интоксикации. Новообразование прорастает в эпителиальный слой брюшины.

Раковый патоген проникает в серозный слой и закрепляется на стенках полости. Диссеминация сопровождается последующим формированием злокачественных узелков, напоминающих зерно. Узелки увеличиваются в размерах и постепенно сливаются, образуя опухоль большого размера.

Внутрибрюшная оболочка, пораженная злокачественным новообразованием, не способна выполнять экссудативную и резорбтивную функции. В связи с этим в полости накапливается жидкость, развивается асцит.

Чаще всего патология развивается у людей с наличием раковой опухоли органов пищеварительного тракта – желудка, толстой кишки, кишечника, поджелудочной железы. Кишечный и желудочный недуг развивается стремительно, вовлекая в процесс жизненно важные системы организма. Спровоцировать заболевание у женщин может рак матки или яичников.

Поражение брюшной полости злокачественным процессом вторичного характера считается врачами неблагоприятным прогнозом течения. Болезнь плохо поддаётся терапии, что значительно усложняет жизнь пациента.

Карцинома в ткани лёгкого может спровоцировать вторичный очаг – канцероматоз лёгких. Встречаются единичные образования и множественные. Может формироваться в одном органе или сразу в обоих.

Развитие протекает стремительно, что негативно сказывается на лечении и выздоровлении больного. Курсы химиотерапии останавливают увеличение опухоли на короткий период времени.

Но после курса химиотерапии злокачественная клетка увеличивается в размерах ещё быстрее.

Заболевание встречается у 35% больных раком. Из этого количества у 40% первичный очаг присутствовал в органах пищеварительного тракта – желудка и поджелудочной железы. Но в медицинской практике есть примеры развития патологии из-за злокачественного процесса совершенно другого участка.

Код по МКБ-10 болезнь имеет С78.6 «Вторичное злокачественное новообразование брюшины и забрюшинного пространства. Злокачественный асцит».

Причины развития заболевания

Главной причиной развития канцероматоза считается первичный очаг злокачественного процесса. Раковая опухоль способна формировать метастазные ростки, которые проникают в ближайшие и отдалённые участки человеческого тела. Происходит это обычно на последней стадии болезни.

Распространение метастазов по организму происходит:

  • С кровью либо лимфой.
  • Первичный раковый очаг проникает в брюшную полость с последующим закреплением на стенках полости.
  • После хирургического удаления первой раковой опухоли.

Внутрибрюшная полость совместно с серозной оболочкой имеет площадь равную 2 м2. Раковые ростки, проникая в данную область, способны сформироваться на огромном участке. Стенки и складки органа соприкасаются друг с другом, что увеличивает скорость развития патологии.

Стремительное формирование патологии провоцирует наличие сопутствующих факторов:

  • Брюшная полость находится в опасной близости с органами желудочно-кишечного тракта.
  • Внутренние складки постоянно соприкасаются друг с другом.
  • Присутствует огромное количество кровеносных и лимфатических сосудов.

Формирование новообразований происходит на участках, не подверженных перистальтике кишечника. Размер первичного очага влияет на риск развития канцероматоза. Чем крупнее опухоль, тем быстрее и глубже происходит проникание метастазов в ткани брюшины.

Недифференцированный рак желудка всегда сопровождается формированием канцероматоза.

Признаки патологии

При раке первичного очага у больного присутствуют выраженные симптомы поражения конкретного органа. Но в некоторых ситуациях первые признаки опасного заболевания появляются при канцероматозе. Именно это позволяет заподозрить болезнь и поставить правильный диагноз.

Патология обнаруживает следующие признаки:

  • Появляются приступообразные болевые спазмы в области живота – постоянные или периодические, с ноющим характером.
  • У больного резко увеличивается живот при заметной общей потере веса – в брюшной полости происходит накопление жидкости.
  • Наблюдаются приступы тошноты с ротными позывами.
  • Болевые ощущения с коликами в области живота.
  • Сбой в работе кишечника – длительный запор сменяет диарея.
  • Отмечается выраженная мышечная слабость.
  • Температура тела принимает термальные показатели на фоне яркого озноба.
  • Усиленное потоотделение.
  • Сильные головные боли и боли в мышцах.

Болезнь протекает на фоне стремительного ухудшения самочувствия больного. Человек доставляется по скорой в отделение хирургии или гастроэнтерологии. В стационаре после диагностирования ставится правильный и точный диагноз.

Классификация болезни

Канцероматоз брюшной полости классифицируют согласно расположению метастазных отростков и их количеству:

  • Стадия Р1 характеризуется локальным расположением узла с одним злокачественным поражением.
  • На стадии Р2 присутствует несколько раковых участков, подтверждающих болезнь. Между пораженными очагами выявляются участки здоровых тканей.
  • Стадия Р3 соответствует 4 степени злокачественности. Выявляется множество злокачественных новообразований с признаками слияния в единый очаг.

Диагностика заболевания

Выявить болезнь без проведения обследования врач может у пациента онкологического центра с терапией раковой болезни. В остальных случаях требуется проведение расширенного обследования организма больного. Диагностика включает следующие процедуры:

  • На УЗИ исследуют органы брюшины с малым тазом. Здесь же выявляется первичный очаг с признаками внутренних изменений в ткани органа. Врач определяет размер, форму и точную локализацию образования.
  • При помощи компьютерной томографии изучают орган структурно. По КТ определяются все злокачественные участки, структура с локализацией.
  • МРТ и МСКТ проводят с использованием контраста – это позволяет обнаружить отдаленные метастазы и степень поражения лимфатических узлов.
  • Лапароскопия требуется для внутреннего изучения поражённых стенок брюшины и получения биологического образца. Образец исследуется в лаборатории биопсическим методом.
  • Кровь изучается анализом ОТ-ПЦР. Врачи на основе данного анализа точно выясняет место первичного очага болезни.

Порой установить первичный участок развития патологии не удаётся. В остальных случаях методы диагностики дают подробную информацию о заболевании. Обследование позволяет установить степень поражения организма и назначить адекватное лечение.

Лечение заболевания

Процесс лечения пациента с диагнозом канцероматоза брюшины долгий и сложный. Результат может быть положительным и отрицательным. Неблагоприятный результат терапии случается чаще.

Болезнь можно вылечить на ранних сроках развития и с применением новейших методик и аппаратуры в медицине. В основном применяется хирургическое иссечение злокачественного уплотнения с курсами химиотерапии.

В последние годы разработано много новых эффективных методов борьбы с онкологией. Медицина не останавливается на этом и ищет новые варианты лечения.

Удаление опухоли хирургическим методом проводится с иссечением первичного очага, больных лимфатических узлов. Также возможно удаление органов, поражённых раковыми клетками – матки, желчного пузыря, участка толстого или тонкого кишечника и сигмовидной кишки.

Химиотерапия применяется как отдельное лечение, так и совместное с оперативным методом. В последнее время врачи предпочитают использовать перитонеальный гипертермический способ химиотерапии. Основа метода характеризуется вводом лекарственных препаратов в брюшную полость при помощи горячего воздуха. Иногда это делают сразу после операции или в период проведения операции.

Противоопухолевый раствор держат в полости 60 мин. Затем выводят. За это время происходит непрерывная циркуляция лечебного раствора, который уничтожает злокачественные патогены.

Выявление первичного очага патологии считается первоочередной задачей врачей. Обнаружение болезни с точными размерами и степенью развития позволяет провести полное лечение. Это повышает шанс пациента на выздоровление.

Локализация патологии в доступном и операбельном месте позволяет провести хирургическое иссечение узла. После операции назначаются курсы химиотерапии и облучения гамма-лучами. Дозировки и курсы подбираются индивидуально согласно физическим показателям и медицинским исследованиям пациента.

Параллельно основным способам лечения используется симптоматическое купирование негативных симптомов болезни:

  • Делается специальный прокол для вывода лишней жидкости из брюшины.
  • Болевой синдром блокируется приемом обезболивающих препаратов.
  • Назначаются пробиотики для улучшения перистальтики органов пищеварения.
  • Вводятся капельницы с физрастворами для восполнения витаминного и минерального дефицита.
  • Мочегонные средства способствуют выводу лишней жидкости.
  • Корректируется питание – назначается специальная диета.

Пациент постоянно находится под наблюдением лечащего врача. После курса терапии проводится повторное диагностирование организма. Требуется это для корректировки терапии.

Прогноз лечения

Срок жизни больного зависит от степени поражения организма онкологическим процессом. Сколько проживёт человек, врач сказать не сможет точно. Зависит это от физических показателей и психологического настроя больного.

Поражение незначительного участка брюшины – процент выживаемости выше у пациентов. Продолжительность жизни составляет до 3 лет и более. Если первичный очаг поддаётся лечению, шансы увеличиваются.

При поражении большей площади органа прогноз для пациента неблагоприятный. Летальный исход диагностируется через несколько месяцев. Применяется паллиативная терапия для купирования болевых синдромов и психологического дискомфорта.

При данном заболевании всё зависит от срока выявления и психологического настроя пациента. Доказано учёными, что позитивный настрой на выздоровление значительно увеличивал шансы на выздоровление и долгую жизнь.

Источник: https://onko.guru/zlo/kantseromatoz-bryushiny.html

Канцероматоз брюшины при раке: что это такое, симптомы, причины канцероматоза брюшной полости, прогноз

Карциноматоз брюшной полости форум

Канцероматоз брюшины — опухолевое поражение листков слизистой оболочки, покрывающей органы и внутреннюю стенку живота. Преимущественно обусловлен разрастанием метастазов рака в брюшной полости, иногда возможно развитие первичного злокачественного процесса — мезотелиомы в самой брюшине.

Метастатическое поражение правильнее называть «карциноматоз», поскольку карцинома — синоним рака. Аналогично метастазы саркомы в брюшину именуют «саркоматоз».

Частое, но не обязательное проявление перитонеального канцероматоза, — выработка асцитической жидкости. С асцитом или без, но поражение брюшины злокачественным процессом всегда угрожает жизни больного и требует очень непростого лечения.

Причины канцероматоза брюшины

Не всякая оторвавшаяся от материнской раковой опухоли клетка способна стать метастазом, в кровеносном русле погибает львиная доля циркулирующих злокачественных клеток. Для обретения способности стать метастазом раковая клетка должна измениться внутренне — научиться вырабатывать вещества, позволяющие самостоятельно жить и внедриться в другом месте, подавляя нормальные клетки.

Оторвавшиеся от узла клетки мигрируют на большие расстояния, раздвигая нормальные клетки, имплантируются в брюшную слизистую, способны даже внедряться внутрь других клеток. После закрепления на местности, начинается размножение и образование целой клеточной колонии.

Кроме переноса метастатических клеток по крови и лимфе, распространение идёт и внутри полости живота — трансцеломически.

Не совсем ясно почему злокачественные клетки задерживаются в брюшине, предполагается благотворное действие микроклимата.

Большинство метастазов находят в местах с более спокойной обстановкой и слабой перистальтикой органов, или там, где активно всасывается внутрибрюшная жидкость.

Часто клетки «разбрасываются» во время операции и при лапароскопическом вмешательстве вероятность обсеменения вдвое ниже, чем при классической хирургии.

Во время операции обязательно проводится профилактика раковой диссеминации путём неоднократной обработки специальными растворами, но самый эффективный способ очищения от диссеминатов — внутриполостная химиотерапия на фоне гипертермии (HIPEC).

При каких заболеваниях развивается

Перитонеальный канцероматоз диагностируют у каждого третьего пациента с новообразованием желудочно-кишечного тракта. Метастазы по брюшине характерны для карцином желудка и поджелудочной железы — поражается до 40% пациентов.

При раке кишечника канцероматоз обнаруживают только у десятой части больных.

Максимально высокий процент обусловлен злокачественными процессами яичников — на момент выявления болезни две из трёх пациенток уже имеют опухолевые узлы на брюшине.

Вероятность канцероматоза зависит от степени агрессивности раковых клеток и величины первичной опухоли, так при тотальном инфильтративном раке желудка его выявляют чаще, чем при локальном процессе, не разрушившем наружную серозную оболочку органа.

Тем не менее, ни при одном из злокачественных процессов любой локализации, будь то рак молочной железы или простаты, лёгкого или носоглотки, не исключается внутрибрюшинное метастазирование. Посмертно канцероматозные изменения выявляют у каждого третьего, погибшего от прогрессирования заболевания.

Для сарком такая локализация метастазов нетипична, саркоматоз брюшины констатируется едва ли у трёх из сотни больных. В редчайших случаях совершенно доброкачественные по гистологии муцинозные аденома аппендикса и цистаденома яичников тоже способны привести к обсеменению брюшины с выработкой гелеобразного секрета.

У одного из миллиона, и много чаще это будет женщина, выявляют муцинозную аденому аппендикса или муцинозную цистаденому яичников, в последующем часто приводящие к обсеменению брюшины. Распространение аденомуцинозных клеток в полости живота с выработкой гелеобразного секрета именуют уже «псевдомиксома», зачастую при в этой стадии заболевания не удаётся определить первоисточник опухоли.

Диагностика канцероматоза брюшины

Не представляет трудности выявление опухолевого поражения брюшины при асците, в отсутствии выработки патологического секрета диагностика опирается на визуализацию — УЗИ и КТ с контрастированием.

При УЗИ на внутреннем листке, прилежащем к мышцам брюшной стенки, в норме очень тонком и незаметном, можно увидеть напластования толщиной в несколько сантиметров, практически не прослеживаются только мелкие узелки.

КТ с контрастным усилением много информативнее УЗИ, способно выявить сантиметровые образования. Наиболее точный диагностический метод — лапароскопия. Это обследование обязательно при карциноме желудка, при раке яичников предпочтительна операция — диагностика и лечение одновременно.

При лапароскопии или пункции получают асцитическую жидкость для исследования и определения первоисточника злокачественного процесса. Из экссудата выделяют осадок, который изучают под микроскопом и проводят специфические реакции — ПЦР и ИГХ.

ПЭТ на этапе первичной диагностики не всегда информативна, поскольку далеко не все злокачественные клетки легкого, печени, почек способны накапливать изотопы.

Вне всяких сомнений, самый оптимальный метод диагностики — получение кусочка опухолевой ткани для исследования. Биопсия не целесообразна при известном источнике метастазов и после недавнего лечения первичного рака.

Стадии канцероматоза брюшной полости

Стадирование перитонеального канцероматоза нельзя назвать точным, все классификации приблизительны в определении объёма повреждений и не уточняют локализацию узлов.

Зачастую, стадирование даёт общее представление о прогнозе эффективности лечебных мероприятий, нежели информирует о настоящем состоянии внутри полости живота.

Разработанная японскими специалистами градация опухолевого распространения по трём степеням, учитывает общий объём поражения, без числа и размеров очагов:

  1. P1 — ограниченное;
  2. P2 — разделённые нормальной тканью очаги;
  3. P3 — множество узлов.

Во время операции хирурги определяют индекс перитонеального канцероматоза (РСI), измеряя узелки в 13 регионах полости, общая сумма баллов влияет на тактику лечения, в первую очередь, на возможность удаления брюшины — перитонэктомию и целесообразность внутриполостной химиотерапии. При некоторых злокачественных процессах прибегают к сложным формулам расчёта РСI.
Наибольшее представление о размерах ракового повреждения даёт стадирование по степеням:

  • 0 — в полости чисто,
  • I — в одной анатомической зоне узелки до 5 мм,
  • II — множественные узелки до 5 мм,
  • III — локальное поражение 0.5–2 см,
  • IV — 2-х сантиметровые узелки.

Течение канцероматоза определяется не столько размером метастатического узла, сколь клеточной потенцией к прогрессии и выработке асцитической жидкости, общей площадью опухолевой трансформации и клиническими проявлениями.

Симптомы канцероматоза брюшной полости

Перитонеальный канцероматоз небольшой протяжённости может не проявлять себя симптомами, особенно в отсутствии выработки асцитической жидкости. С другой стороны, жидкость может продуцироваться и при отсутствии видимых метастазов. Как правило, симптоматика неспецифична, и в разном наборе могут отмечаться:

  • меняющие локализацию болезненные ощущения, а чаще — непонятный дискомфорт в полости живота;
  • нарастающая слабость до утраты работоспособности;
  • потеря веса при стабильном диетическом режиме;
  • прогрессирующее снижение аппетита;
  • функциональные нарушения со стороны органов ЖКТ.

Дальнейшее нарастание раковых повреждений сопровождается опухолевой интоксикацией, сдавление желудка опухолевыми узлами осложняется тошнотой и рвотой, кишечника — запорами и поносами с усугублением частичной непроходимости. Распад крупных узлов может вызывать боли и повышение температуры.

Асцит нарушает процесс дыхания и вызывает сердечную недостаточность с постоянными отёками, а частая эвакуация патологической жидкости приводит к белковой недостаточности.

Как лечат канцероматоз брюшины

Ни один из современных методов лечения канцероматоза не гарантирует радикального удаления опухоли, не способен излечить, но может улучшить состояние и существенно продлить жизнь.

Хирургическое лечение канцероматоза технически сложное для оперирующей бригады и трудно переносимое пациентом, поскольку предполагает удаление первичного рака, увеличенных лимфатических узлов, сальниковых сумок и всех видимых опухолевых образований вместе с брюшиной.

Перитонэктомия — многоэтапное вмешательство, включающее удаление нескольких органов и отделов брюшной полости. В результате операции пациент может остаться без селезёнки, желчного пузыря, части кишечника, матки с придатками.

Стандарт терапии канцероматоза — химиотерапия системная и локальная — внутрибрюшинная после удаления асцита или через лапаропорт, установленный во время операции.

Эффективность лекарственной терапии невысокая, за исключением случаев первичного рака яичников. Таргетные и иммуно-онкологические препараты только изучаются в клинических испытаниях.

Какие методики терапии дают лучший результат

Наиболее высокий эффект демонстрирует комбинация трёх методов лечения рака:

  1. Операция с максимально возможным удалением злокачественных новообразований — циторедукция.
  2. Локальная внутрибрюшинная гипертермия.
  3. Внутриполостное введение химиопрепаратов.

Использование во время хирургического вмешательства интраперитонеальной гипертермической химиотерапии (ИГХТ или HIPEC) позволяет максимально долго поддерживать очень высокую концентрацию цитостатика непосредственно в зоне поражения и усилить лекарственное воздействие нагреванием тканей. При весьма скромных исторических результатах хирургического вмешательства устойчивой к цитостатикам псевдомиксомы только HIPEC открывает пациентам перспективу на долгую жизнь.

Технология ИГХТ такова: в течение полутора часов внутрь брюшной полости под давлением подаётся нагретый химиопрепарат в дозе, существенно превышающей максимально разрешённую для внутривенного введения.

За счёт локального использования изменяется спектр токсических реакций, исключается опасное для жизни повреждение кроветворения, но возможна боль в животе и временное нарушение функционирования органов ЖКТ.

Интраоперационная фотодинамическая терапия (ФДТ), когда на выявленные с помощью фотосенсибилизатора очаги опухоли воздействуют лазером, уступает HIPEC по результативности, поскольку лазером невозможно проникнуть во все «закоулки» брюшной полости. Тем не менее, целесообразно использование фотодинамической терапии при крупных и немногочисленных раковых узлах.

Прогноз при канцероматозном поражении

На течение процесса влияет объём поражения на момент начала терапии, степень злокачественности опухоли, в свою очередь определяющая чувствительность к химиотерапии. Основополагающее влияние оказывает талант и опыт хирурга, и несомненно, правильность выбора лечебной тактики.

Однозначно революционные результаты в клинических испытаниях показала только HIPEC.

После интраоперационной гипертермической ХТ пятилетняя выживаемость при канцероматозе рака желудка выросла максимально до 20%, все прочие методы исключали столь долгое дожитие.

При раке толстой кишки с метастазами по брюшине каждый третий пациент прожил более 5 лет, при карциноме слепой кишки и аппендикса — шестеро из десяти вступили во вторую пятилетку жизни.

Записьна консультациюкруглосуточно

Список литературы

  1. Давыдов М.И., Тер-Ованесов М.Д., Буйденок Ю.В. с соавторами/ Гипертермическая интраоперационная интраперитонеальная химиотерапия при раке желудка: существует ли реальная возможность изменить прогноз? // Вестник РОНЦ им. Н. Н. Блохина РАМН; 2010 Т. 21; № 1
  2. Степанов И.В., Падеров Ю.М., Афанасьев С.Г./ Перитонеальный канцероматоз// Сибирский онкологический журнал; 2014; № 5
  3. Akiyama H., Yamaoka H., Tanaka K., et al./ Continuous hyperthermic peritoneal perfusion for peritoneal dissemination of gastric cancer // Hepatogastroenterology; 1998.
  4. Bozzetti F., Bonfanti G., Morabito A., et al/ A multifactorial approach for the prognosis of patients with carcinoma of the stomach after curative resection // Surg. Gynecol. Obstet.; 1986.
  5. Cotte E., Passot G., Gilly F.N., Glehen O. /Selection of patients and staging of peritoneal surface malignancies // World J. Gastrointest. Oncol.; 2010; Vol. 2.
  6. Chua T.C., Moran B.J., Sugarbaker P.H., et al. /Early- and longterm outcome data of patients with pseudomyxoma peritonei from appendiceal origin treated by a strategy of cytoreductive surgery and hyperthermic intraperitoneal chemotherapy// J. Clin Oncol 2012.
  7. Deraco M., Santoro N., Carraro O., Inglese M.G., et al./ Peritoneal carcinomatosis: feature of dissemination. A review // Tumori; 1999.
  8. Lansom J., Alzahrani N., Liauw W., Morris D.L. /Cytoreductive Surgery and Hyperthermic Intraperitoneal Chemotherapy for Pseudomyxoma Peritonei and Appendix Tumours // Indian J Surg Oncol. 2016 Jun.
  9. Sugarbaker P.H./ Overview of peritoneal carcinomatosis // Cancerologia; 2008.

Источник: https://www.euroonco.ru/terms-from-a-z/kantseromatoz-bryushiny

Сложный случай: что такое нейроэндокринные опухоли и канцероматоз брюшины

Карциноматоз брюшной полости форум
Оксана Голубева — врач-невролог. Почти год назад ее прооперировали из-за «острого живота». В ходе операции врачи обнаружили редкий вид рака — нейроэндокринную опухоль яичника. Она уже вышла за пределы органа и распространилась по брюшной полости — этот процесс называется канцероматозом. Такое сочетание диагнозов встречается нечасто.

Но история Оксаны — повод рассказать об этих заболеваниях. О сложностях диагностики и лечения нейроэндокринных опухолей и канцероматоза брюшной полости мы спросили у онкогинеколога, хирурга-онколога и резидента Высшей школы онкологии Павла Сорокина.

 

А Оксана Голубева рассказала, каково это — быть не врачом, а пациентом, где она искала информацию о своем диагнозе, и почему ей повезло. 

Что такое НЭО?

Нейроэндокринные опухоли (НЭО) возникают из нейроэндокринных клеток. Последние расположены практически во всех органах и тканях организма.

Эти клетки получают сигналы от нервной системы и выделяют в кровь гормоны – процесс называется нейроэндокринной интеграцией, — поясняет Павел Сорокин.

По словам онколога, нейроэндокринные опухоли редкие и разнообразные, поэтому их тяжело изучать. 

Нейроэндокринные опухоли яичников составляют 0.5% от всех нейроэндокринных опухолей. Большинство из них растет медленно и выявляется на 1 стадии. Стандарт лечения в таком случае – удаление опухоли и наблюдение. Если появились метастазы НЭО яичника, то по возможности их тоже необходимо удалять. Но требуется ли какое-то дополнительное лечение, чтобы снизить риск рецидива болезни – неизвестно, — уточняет Павел.

Оксана вспоминает, что первые симптомы проявились около 7-8 лет назад. Вернее, симптом был только один, и он женщину не насторожил.

Ночью меня бросало в пот. Я подумала, что это может быть связано с недавней беременностью и лактацией. Тогда я минимально обследовалась: сходила  на осмотр к гинекологу, сделала рентгенограмму легких, сдала лабораторные анализы, в том числе гормоны щитовидной железы. Сомнение вызывало незначительное снижение гемоглобина, которое  я связала с недосыпом, погрешностями в диете и обильными менструациями, — уточняет Оксана Голубева.

Оксана Голубева

Долгое время опухоль себя не проявляла. Возможно, так продолжалось бы и дальше, если бы не экстренная госпитализация.

4 февраля прошлого года у меня нестерпимо заболел живот. Прямо с рабочего места я попала на операционный стол. В ходе операции врачи обнаружили опухоль яичника и канцероматоз брюшины,— вспоминает Оксана.

Канцероматоз — не самостоятельное заболевание, а вариант распространения опухоли, при котором она метастазирует по брюшине.

Выглядит это как множественные опухолевые узлы на органах брюшной полости, а также на брюшных стенках. Размер очагов может быть от микроскопических, до огромных – 10 см и более. Количество узлов также отличается – от единичных до не поддающихся счету. Чаще всего канцероматоз брюшины развивается при раке яичников, желудка, аппендикса, толстой кишки и поджелудочной железы. При каждой из этих опухолей он отличается по проявлению, лечению и прогнозу. Человека начинают беспокоить симптомы, связанные с накоплением жидкости в животе (асцит) или большой опухолевой массы. Самое частое – увеличение объема живота (в старых учебниках по гинекологии писали «юбка стала мала в поясе»), появление тяжести в животе, запоры, ощущение опухоли в животе,  — поясняет Павел. 

Поставить такой диагноз можно до операции: по данным УЗИ, МРТ или КТ. Однако, по словам Павла Сорокина, все эти методы позволяют увидеть только крупные очаги – хотя бы 5 мм. Канцероматоз может выглядеть и как сотни мелких, размером с просяное зернышко, очагов, покрывающих брюшину и внутренние органы. 

Достоверно оценить распространенность канцероматоза можно только во время операции. Обычно она начинается с лапароскопии: через небольшой прокол вводится специальная камера, позволяющая разглядеть все отделы брюшной полости, — заключает Павел Сорокин.

Так выглядит канцероматоз брюшины передней брюшной стенки

Сложно исследовать и лечить

С постановкой окончательного диагноза возникли трудности.

Было понятно, что есть нейроэндокринная опухоль яичника и канцероматоз брюшины. Однако НЭО — это очень редкий вид опухолей, который встречается менее, чем в 0.1% случаев от всех новообразований яичников, поэтому их сложно исследовать. У Оксаны опухоль распространилась по брюшине, что встречается еще реже: обычно эти опухоли ограничены яичником.

Опухоль под микроскопом смотрели в четырех ведущих лабораториях Москвы и Санкт-Петербурга, и везде диагноз различался. 

А ведь от диагноза зависит план лечения. К тому же, нейроэндокринные опухоли яичника бывают метастатическими. То есть первичная опухоль может быть небольшой и находиться в другом органе, но дать метастаз в яичник, который вырастет в размере и может быть принят за первичную опухоль. Поэтому перед началом лечения требовалось полное обследование, — поясняет Павел Сорокин. 

За трудностями в диагностике последовали сложности в назначении лечения. 

Для нейроэндокринных опухолей нет стандартного лечения. Весь мировой опыт умещается в нескольких статьях, описывающих пару десятков случаев. Нет однозначного мнения о необходимом объеме обследований, лучшем методе лечения и наблюдении после. Я связался с Вадимом Гущиным – хирургом-онкологом из США, который специализируется на канцероматозе брюшины. И с Марией Дельгранде из Швейцарии, специализирующейся на опухолях яичников. Предложенные ими варианты лечения тоже различались. В итоге мы остановились на циторедуктивной операции, — продолжает Павел. 

Операция

Так как я медицинский работник, я не пошла на обследования с первого этапа — с участкового терапевта или онколога. С организацией обследований очень помогали коллеги. И все равно окончательный диагноз мне поставили почти через три месяца! Очень сложно было искать информацию по своему диагнозу.

Некоторые сведения я нашла на сайте медицинского общества «МОЛНЭО». Отыскала и пациентскую группу «ВКонтакте», где можно задать вопросы, найти психологическую поддержку и просто поговорить, — делится Оксана.

 

Оксану ожидала сложная многочасовая операция — циторедуктивная, в ходе которой нужно было полностью освободить брюшную полость от видимой опухоли. 

Часто приходится удалять несколько органов, так как их невозможно сохранить, не оставив опухоль. И даже в этом случае нельзя быть уверенным, что не осталось отдельных опухолевых клеток, которые не видны глазу.

Чтобы подействовать на них, применяется внутрибрюшная гипертермическая химиоперфузия – HIPEC.

В конце операции брюшная полость промывается нагретым раствором химиопрепарата, чтобы подействовать на микроскопические проявления опухоли. 

К сожалению, эти операции выполняются в небольшом числе клиник по всему миру, поэтому многие пациенты не могут получить качественное лечение. Это связано со значительной стоимостью самой операции и реабилитации после, необходимости высокой квалификации хирурга и его команды, а также с отбором пациентов, которым эта операция принесет пользу,— объясняет Павел Сорокин.

Оксану прооперировали специалисты из НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова. В команде врачей был и Павел Сорокин.

Павел Сорокин

По ту сторону

Самой сложной оказалась не 10-часовая операция, а послеоперационный период. 

Я чувствовала ужасную слабость, не могла передвигаться без посторонней помощи,  нарушилась работа ЖКТ. Две недели я находилась под наблюдением медперсонала в условиях  стационара, где получала лекарственную терапию, специальное питание и занималась лечебной физкультурой.
А  затем долечивалась амбулаторно. Раз в 10 дней мне нужно было попасть на прием к участковому врачу. Это стоило больших усилий и поддержки со стороны окружающих.
Оказавшись в роли пациента, я в полной мере осознала, как это тяжело — быть больным человеком. Повезло, что я врач. Я представляю, какие вопросы нужно задать, чтобы ускорить решение проблемы. Понимаю, куда нужно обратиться. Если ты не врач, таких знаний у тебя, скорее всего, нет. И тобой никто не занимается. По большому счету ты никому не нужен. Все, что ты можешь организовать, ты делаешь с помощью своих собственных сил и ресурсов,— вспоминает Оксана. Прогноз при НЭО яичников обычно хороший – большинство пациенток живут без рецидива многие годы и десятилетия. В случае Оксаны опухоль росла медленно: за несколько месяцев, прошедших от момента установки диагноза до циторедуктивной операции, опухоль не изменилась – это также наталкивает на мысль о ее благоприятном прогнозе, — говорит Павел Сорокин.

Что касается НЭО яичника в сочетании с канцероматозом — тут прогнозы делать сложно из-за недостатка данных.

В литературе встречаются серии и отдельные случаи, когда пациентки жили 10 лет и более после проведенного лечения, — объясняет Павел Сорокин.

Оксана верит, что будущее у нее самое светлое, и решительно настроена жить.

С момента операции прошло 7 месяцев. Я  работаю, получаю бесплатно один раз в месяц лекарство, уменьшающее проявление симптомов карциноидного синдрома — отлоголоска НЭО, проявляющегося, в частности, в виде сухих приливов и диареи. Выполняю каждые  три месяца нейровизуализацию (КТ, МРТ) брюшной полости, контролирую показатели крови.

Жизнь продолжается, после операции она  поменялась незначительно. Есть ограничения  в питании: сладкое, жирное, кофе, алкоголь, некоторые фрукты исключаются, нельзя много мучного. Не могу поднимать  тяжести, пока устаю к концу рабочего дня и недели.

А вообще, я учусь танцевать и считаю  себя здоровой,— заключает Оксана Голубева.

Источник: https://media.nenaprasno.ru/articles/kolonki/slozhnyy-sluchay-chto-takoe-neyroendokrinnye-opukholi-i-kantseromatoz-bryushiny/

WikiMedSite.Ru
Добавить комментарий